Немножко порно и все

 

 

НЕМНОЖКО ПОРНО И ВСЕ

 

Автор сценария Геннадий Минка.

 

Первая серия.

 

Современная медицинская клиника. Лаборатория исследования головного мозга. На исследовательском месте облепленный датчиками лежит мужчина 50 лет. Его имя Александр (Александр и Клоун – одно лицо). В соседней комнате за стеклом находятся врачи Вадим Борисович Краснов, Игорь Евгеньевич Радченко и профессор Зиновьев Дмитрий Валентинович.

         В комнату заходит старшая медсестра Потапенко Инна Александровна. Она кладет перед профессором папку с историей болезни.

Инна: Это все, что вы просили.

Профессор продолжает неотрывно смотреть на экран компьютера.

Инна: Я могу идти?

Профессор: Останьтесь.

Инна садится на свободный стул. Профессор отрывает взгляд от компьютера, встает, прохаживается, обращается к присутствующим.

Профессор: Нам предстоит интересная, но далеко не простая работа. Случай просто уникальный. Что у нас  с формальностями?

Краснов: У нас есть его письменное согласие. Родственников у него нет.

Радченко: Деньги за операцию и реабилитационный период переведены.

Профессор: Вся сумма?

Краснов: Да. Я не могу понять, откуда у него…

Профессор: Это уже не имеет значения. Готовимся к операции. Инна, вы больше всех из нас наблюдали за ним. Меня интересует его поведение последнюю неделю.

Инна: Он совсем не спал, но был спокоен. Мы изолировали его от людей. Когда я заходила к нему, он отводил глаза в сторону. Из медперсонала в контакте с ним была только я и доктор Радченко.

Профессор: Думаете, он концентрировался на операции?

Потапенко: Мне кажется, он знает ее исход.

Профессор: Он говорил что-нибудь на эту тему?

Потапенко: Нет.

Радченко: Дмитрий Валентинович, он хотел вас видеть.

Профессор: Он настаивал?

Радченко: Нет, но сказал, что это важно.

Профессор: Я плохой актер, вряд ли я смогу сыграть уверенность в успехе. Наш разговор может его расстроить. Скажите ему, что меня срочно вызвали. Не будем терять времени. Всем необходимо отдохнуть.

Радченко: Хорошо.

Профессор: Все остальное по плану.

Профессор вышел из кабинета.

Краснов: Зачем понадобилось его отпускать перед операцией? Не понимаю. Он неадекватно воспринимает мир. Может случиться все, что угодно.

Радченко: Особый случай.

Инна: А мне кажется, это правильно.

Краснов: У меня на этот счет особое мнение и вы его знаете.

__________________________

 

Молоденькая медсестра Марина снимает с Александра датчики. Александр одевается. Заходит Радченко.

Радченко: Как самочувствие?

Александр: Устал, особенно глаза.

Радченко: Я вас понимаю. Александр, ждать осталось совсем недолго.

Александр: Я смогу поговорить с профессором?

Радченко: Его срочно вызвали к больному. Он передал вам, что для волнений нет никаких оснований.

Александр: Я не волнуюсь. Я хотел его предупредить…

Радченко: Можете сказать мне, я обязательно ему передам.

Александр: Я…Я хотел….хотел…..Нет, нет, извините.

Радченко: Александр, вы устали, вам нужно отдохнуть. Профессор настаивал на том, что вам необходимо отвлечься. У вас есть друзья?

Александр: Мне трудно ответить на ваш вопрос…

Радченко: Или хорошие знакомые?

Александр: Знакомые есть у всех.

Радченко: Ну и прекрасно. Встретьтесь с ними, побеседуйте на отвлеченные темы, выпейте чайку. Спиртное категорически запрещено.

Александр: Да, я знаю.

Радченко: Все обязательно будет хорошо. Зиновьев – светило. Я уверен в успехе.

Александр: Вы могли бы оставить у себя до завершения операции одну вещь?

Радченко: Да, пожалуйста.

Александр вынимает из кулька сверток и протягивает его Радченко.

 

__________________________

 

Александр выходит из клиники, глаза его опущены. Он идет по улице, шарахаясь от прохожих, что-то бубнит себе под нос.

__________________________

 

Радченко заходит в свой кабинет, садится за стол, кладет перед собой сверток Александра. Стук в дверь.

Радченко: Войдите.

В кабинет заходит медсестра Марина. Радченко прячет сверток  в стол.

Марина: Игорь Евгеньевич, я соскучилась.

Радченко: Иди сюда.

Они целуются.

__________________________

 

На улице. Александр случайно сталкивается с мужчиной.

Александр: Извините.

Мужчина: Слушай, ты не подскажешь, как пройти к магазину автозапчастей. Где-то тут, никак не могу найти.

Александр на мгновение взглянул на мужчину.

Александр: (отвернув взгляд) (быстро) 58 метров направо, 116 прямо, там будет арка, 31 метр через нее, слева вход, но передних амортизаторов на «Вольво» там нет.

Мужчина: Ну, ничего себе.

Александр продолжил путь. Мужчина растерянно смотрит ему в след.

Мужчина: Откуда он узнал про амортизаторы, ни хрена не понял.

Александр продолжал идти. Он свернул во двор, зашел в подъезд, поднялся на этаж, открыл входную дверь, зашел в свою квартиру. Не снимая обуви, он зашел в комнату, подошел к картине. На ней были изображены крокодил с раскрытой пастью и маленькая рыбка, которая сидела на скале. В комнате было мало предметов – старая панцирная кровать без матраса, стол, стул и шкаф. На столе в рамке стояла старая фотография мальчика с женщиной. Александр, широко раскрыв глаза смотрел на картину. Он зажмурил глаза. На мгновение наступила темнота.

Щелчок. Вспышка.

__________________________

 

Он мысленно перемещается в другую (современную) квартиру. Медленно осматривается по сторонам. Александр видит спящую на диване девушку, пугается, закрывает глаза.

Темнота. Щелчок. Вспышка.

__________________________

 

Александр стоит в своей квартире перед картиной с широко раскрытыми глазами и ртом. Он тихо разворачивается, убеждаясь, что в квартире никого нет. Затаив дыхание, на цыпочках выходит из комнаты, заходит в ванную, умывается, смотрит на свое отражение в зеркале. Тяжело дыша, он мокрой рукой касается зеркала. По его отражению текут капли.

Александр: (мысли) Возвращаться плохая примета. В этом месте прошли самые счастливые 7 лет 161 день 30 часов 162 минуты моей жизни. От моего рождения до смерти мамы. Это была наша квартира, я узнал ее.

Александр вышел из ванны, зашел в комнату. Подошел к столу взял фотографию.

Александр: Мама.

Александр закрыл глаза. Темнота. Щелчок. Вспышка.

 

__________________________

 

Он снова мысленно перемещается в ту же квартиру.

Клоун (Александр)  осматривает предметы в комнате.

                            Клоун: (мысли) Тут стояла моя кровать, а тут кровать мамы. А сейчас тут живут другие люди. Кто они?

Он садится на край дивана, где в непринужденной позе спит молодая симпатичная девушка по имени Ольга. Клоун рассматривает ее. Нюхает.

Клоун: (мысли) У нее давно не было…

Клоун гладит ее по волосам. Встает,  рассматривает все вокруг.

Клоун: (мысли) Это ведь очень больно, постоянно сдерживаться. Так постепенно можно сойти с ума.

Клоун смотрит на нее.

Клоун: (мысли) Все женщины хотят одного…

Все мужчины хотят того же…

                            Они хотят обыкновенного человеческого счастья.

Звонит будильник, Клоун хватается за голову, ощущая нестерпимую боль. Ольга продолжает спать. Автоматически включается музыкальный центр. Ольга переворачивается на другой бок, кривится, ищет рукой пульт, не находит его, садится на кровать, потирая глаза.

Ольга: Кошмар.

Как я устала.

Она дотягивается до стоящего рядом с кроватью будильника. Смотрит на него.

Ольга: Двенадцать.

Ольга осматривает себя, кривится.

Ольга: (мысли) Какая я свинья.

Завалилась спать одетая.

Этот идиот меня вчера так напоил…

Я даже не помню, как попала домой.

Она становится серьезной. Ощупывает себя.

Ольга: (мысли) Он случайно меня не изнасиловал?

Какой кошмар!

Нет, начинаю вспоминать.

Она закрывает лицо руками.

Ольга: (мысли) Я помню, как мы шли домой…

Помню, как перед самой дверью чуть не упала…

Помню, как он начал целовать меня…

Но во внутрь я его не пустила.

Ольга убирает руки с лица.

Ольга: Почему?

Она спускает ноги с кровати, ищет обувь, находит.

Ольга: А…

(мысли) Этот дурацкий запах!

От него разило приторным дорогим одеколоном.

Не мог надушиться чем-нибудь другим.

Я ненавижу этот запах!

(текст) Ой, как болит голова…

Ольга массирует голову. Клоун тоже массирует голову.

Ольга: (текст) Это же надо…

(мысли) Две недели квартира в моем распоряжении и все в пустую. Сегодня должна приехать Юлька.

(текст)Лучше бы он меня изнасиловал.

Ольга бросает обувь, подходит к музыкальному центру, находит ритмичную музыку, складывает диван, переодевается, под музыку делает зарядку.

Клоун закрывает глаза.

Темнота. Щелчок. Вспышка.

 

__________________________

 

Он опять в своей квартире ходит.

Клоун: Юля и Ольга - подруги.

И хотя они совсем разные, дружат, кажется, уже 13 лет 9 месяцев и 6 дней.

У них нормальные взгляды на жизнь.

Они достаточно независимые и умные девушки.

Только одного им не хватает…

 

__________________________

 

Во двор заезжает дорогая иномарка, останавливается возле подъезда. Из нее выходит эффектная девушка высокого роста в явно вызывающем наряде. Она вынимает из багажника спортивную сумку, теннисные ракетки в чехле и направляется в подъезд.

__________________________

 

Клоун с открытыми глазами в своей комнате.

Клоун: Юля.

_________________________

 

Юля открывает входную дверь, заходит. Она тихо ставит вещи рядом с вешалкой и незаметно подходит к Ольге, хватает ее за талию. Ольга от неожиданности начинает визжать.

Юля: А, испугалась?

Ольга: Ты что?

Так и родить можно!

Юля: А ты что, уже беременная?

Ольга: Юлька, ты же знаешь, как я боюсь щекотки.

Привет, дорогая.

Я по тебе так соскучилась.

Юля: Привет!

Как ты тут без меня?

Они целуют друг друга в щеки, садятся за столик.

Ольга: Это ты рассказывай, я по заграницам не езжу.

Юля: Лондон это мрак.

Я вылетела из турнира в одной восьмой.

Погода некудышная.

Думала слетать в Испанию погреться.

Но тут штурмом мой номер начали брать всякие лорды и сэры, приглашать на приемы, ленчи, званые обеды.

Ольга: Да ты что?

Юля:  По началу отказывалась.

А потом думаю, надо что-нибудь учудить.

Ольга: В смысле?

Юля: В смысле скандала. Ты что, газет не читаешь?

Телик не смотришь?

Ольга: Я смотрю иногда.

Юля: Короче, сразу три богатеньких дядечьки сделали мне предложение.

Ольга: А ты?

Юля: Олька, они такие скучные.

Нет сил.

У них все по этикету.

Ольга: Ты что, отказала всем троим?

Юля встает из-за стола, прохаживается.

Юля: Нет, я согласилась на предложения всех троих, но при одном условии.

Я выйду замуж за того, кто первым даст в рожу Бушу.

Ольга: Ты что, он же президент!

Юля: Ну, предположим, президентом он будет не всегда.

Ольга: А за что Бушу?

Юля: Просто так.

Он какой-то не симпатичный.

Считает себя хозяином всей планеты.

Не люблю, когда мужики царствуют, а подраться не могут.

То ли было раньше.

Вышли, подрались, сильный остался, слабый ушел.

Ольга: Когда это такое было?

Юля: Да всегда, пока слабаки для себя законы  не придумали.

Естественный отбор.

А сейчас что?

Ольга: Сейчас может победить тот, кто умнее.

Юля: Хитрее, трусливее, подлее.

Настоящих мужчин не осталось.

Одни извращенцы – гомики.

Ольга: Ну, ты уже совсем заговорилась.

Вон их сколько кобелей бродит.

Юля начинает переодеваться .

Юля: Я имею в виду не то, что между ног.

Почему современные мужики не могут дать в рожу, когда хочется?

Они же мужики.

Смотри как у животных.

Лев, например, царь зверей, ни хрена не делает, территорию охраняет.

Львица за него охотится, детей воспитывает.

Но если другой лев на его территорию забрел, то обязательно будет драка.

И закон один – побеждает сильнейший.

Ольга: Но мы же не звери.

Юля: А кто мы тогда?

Ольга: Люди – существа разумные.

Юля: Существа безумные.

Ладно, хватит об этом.

Как ты?

Ольга: Подожди, мне интересно.

Ну, ты сказала им, а они?

Юля: А они наделали в штаны.

Ольга: В смысле?

Юля: Начали находить причины. Ну, в общем, съехали они и перепугались до смерти.

Подумали, что я агент КГБ и до сих пор служу Советскому  Союзу.

Деревня.

Но скандальчик получился на славу.

Все газеты трезвонили.

Но не зря.

По тому, что сразу несколько крупных фирм мне предложили рекламировать нижнее белье.

Главное, чтобы юбочка была покороче.

Меньше миллиона не предлагали.

Сейчас с ними ведет переговоры мой менеджер дядя Ваня.

Он хоть и Ваня, но еврей типичный.

Умеет каждую копеечку считать.

И такой удачи не упустит.

Думаю, он выберет самый выгодный для меня контракт.

Ольга: Юлька, так ты будешь миллионершей!

Юля: Надеюсь.

Ольга: Вот заживем.

А ты не хочешь меня взять к себе менеджером?

Юля: Нет, ты слишком добрая.

Тебе всех будет жалко.

Деньги  в миг разойдутся.

Ольга: Я их никому не отдам!

Юля: Подожди, их нужно еще получить.

И вообще, учи английский.

А там, я тебя куда-нибудь пристрою.

Ольга: Ура.

Юля: Ну, как ты?

Ольга становится серьезной. Встает.

Ольга: Он звонит мне каждый день.

Юля: Ну и?

Ольга: Сначала я бросала трубку.

Потом просила, чтоб не звонил мне.

А сейчас мы опять общаемся, но только по телефону.

Юля: По глазам вижу, что не только.

Ольга: Да как же ты это видишь?

Юля: Ты не умеешь врать.

У тебя на физиономии все написано.

Да еще и большими буквами.

Ольга: Ну, виделись мы один раз.

Юля: Ну, ну, дальше.

Ольга: Поговорили.

Юля: О чем?

Ольга: Да все о том же.

Юля: Наша песня хороша, начинай сначала.

Ольга: Он опять говорил, как ему сложно.

Говорил, что не может без меня.

И без семьи не может.

У него ведь дети…

Юля: Так иди к нему в гарем на место любимой жены.

И все будет в порядке.

Ольга: Гаремы у нас запрещены.

Юля: А жаль.

Я вижу, ты согласна.

Ольга: Не согласна.

Юля: Ты мне скажи, у тебя за это время был кто-то?

Ольга: Я пыталась.

И было три претендента.

Ну, в общем, не было ничего.

Я не могу так.

Юля: Рассказывай, рассказывай.

Ольга: Да что рассказывать?

Не мое это и все.

Юля: А как же клин клином?

Значит все по-старому?

Ольга: Не знаю я, Юлька.

Юля: Зато я знаю.

Ты все это будешь терпеть до старости.

Он придет, и ты растаешь.

Хоть в сотый раз.

Ольга: Так что же делать?

Юля: Хочешь, я докажу тебе, что он обыкновенный бабник?

Ольга: Как это?

Юля: Да очень просто.

Я его совращу.

Ольга: Ты что, с ума сошла?

Юля: С ума сошла ты.

Ты хочешь увидеть, как мужиками можно манипулировать?

Даю урок для тебя.

Бесплатно.

Он будет, как зомби, делать все, что я скажу.

Главное, включить фантазию.

 

_________________________

 

Щелчок, вспышка. Александр стоит перед картиной в своей квартире.

Александр: Главное включить фантазию.

Он что-то записывает на клочках бумаги.

Александр: Неужели она на это способна?

 

_________________________

 

Юля включает музыку и начинает танцевать, вовлекая в танец Ольгу.

Клоун: (мысли) Она может.

Она действительно не раз проделывала подобные трюки…

Танец заканчивается. Девушки смеются.

Ольга: Ты говорила серьезно?

Юля: Шутила. Твой Глеб мне не интересен.

Ольга: Но ты ведь его ни разу не видела.

Юля: За то я о нем столько слышала.

Юля падает на диван.

Юля: Я тебе скажу, ты просто упустила момент.

Мужиков нужно держать в постоянном стрессе.

Иначе они перестают испытывать кайф.

Ольга: Ничего не поняла.

Юля: Мужики как дети, им постоянно нужна игра.

Так вот, когда ты держишь мужика в постоянном  напряжении, и он не знает, что ты можешь выкинуть через минуту, то у любого нормального мужчины возникает интерес, а что же будет дальше? Они все видят себя в роли победителя.

И когда он лишается последней надежды на победу, у него начинается ломка.

Тут-то он и твой.

Делай с ним, что хочешь.

Ольга задумывается. Юля встает с кровати.

Юля: Так, пойду приму душ.

У нас есть что-нибудь перекусить?

Кушать хочется…

Ольга: Иди купайся.

А я пока что-нибудь приготовлю.

Полотенца висят чистые.

 

Юля заходит в душ, начинает мыться. Ольга уходит на кухню.

 

_______________________

 

Александр в своей квартире.

Александр: Как часто мы заигрываемся в игры, которые могут быть крайне опасными не только для нас, но и для окружающих. Хотя все мы в одной дьявольской игре, на которую добровольно согласились, забыв свое предназначение.

Вика.

Они не виделись пять лет.

Александр снова что-то записывает.

________________________

 

Звонит звонок входной двери. Выходит Ольга. Звонок звонит еще раз.

Юля: (из душа) Оль, спроси, кто там.

Чужим не открывай.

Ольга: Хорошо.

Кого еще черт принес?

Ольга уходит открывать дверь.

Слышен визг женских голосов.

Ольга: (кричит из-за кулис) Юлька, ты не представляешь, кто приехал!

Юля: Не пойму, кто?

В комнату входят счастливые Ольга и Вика. Вика роскошно одета. Юля в  спешке вытирается в душе.

Юля: Оля, кто это?

Оля и Вика подкрадываются к кабинке, приоткрывают ее, и все вместе начинают визжать от радости.

Вика: Давай вытирайся быстрей, теннисная знаменитость, я хочу тебя обнять.

Юля: (из душевой) Ну ты даешь.

Вика, это ты или мне снится?

Олька, ущипни меня!

Ольга щипает, Юля визжит.

Юля: Ты что, с ума сошла?

Мне больно!

Вика, проходи, я сейчас.

Вика: Пошли, не будем ей мешать.

Ольга: Она приехала прямо перед тобой.

Вика: Я все знаю.

Она такого начудила в Лондоне, что теперь все будут знать о каждом ее шаге.

Мы разминулись в аэропорту на двадцать минут.

Я летела из Цюриха, она из Лондона.

Я думала, что встречу ее в аэропорту.

А пилотам в самолете не скажешь, лети быстрей.

Ольга: Ты такая молодец.

Мы так по тебе соскучились.

Вика: А я как соскучилась!

Они опять обнимаются. Из душа в халате выбегает Юля. Она бросается к Вике, но останавливается в метре от нее.

Юля: Ты скажи, почему ты такая зараза?

Пять лет мы ждали, когда она приедет.

Уже не знали, что и думать.

Хоть бы раз позвонила.

Вика: Юлька, ну ты все такая же наездная.

Я все-таки приехала.

Ну, обними меня скорее!

Юля с Викой обнимаются, к ним присоединяется Ольга.

 

_________________________

 

Александр в своей квартире с ужасом смотрит на записи.

Александр: Не может быть. 

Очень редкое совпадение чисел.

 

________________________

 

Вика: Ну, ты и устроила переполох!

Я, честно сказать, обалдела.

Какую газету не открою, везде твоя фотка.

Какой канал не включу, везде ты.

Вот, как нужно выигрывать! (к Ольге)

Ольга: Что, правда, везде она?

Вика: Ну, почти.

Знаменитость!

Кстати, недалеко от твоего подъезда я видела  фотографов.

Похожи на иностранцев.

Выбирали место.

Точно - папараци!

Юля: Пошли все вон!

Вика: А что у тебя с телефоном.

Я звоню, звоню, никто не берет трубку.

Ольга: Ой, это я.

Я его отключила.

Вика: Зачем?

Юля: У нее телефонная драма.

Любимый достает.

Ольга: Я сейчас включу.

Юля: Не вздумай.

Дай пообщаться.

А то сейчас начнется дзынь – дзынь.

Ты все классно сделала.

Ой, девчонки, неужели мы опять вместе?        

Ольга: Помните, как раньше?

Вика: Мы выходили на охоту!

Юля: На диких зверей!

Вика: И никогда не возвращались без добычи!

Юля: Без их скальпов и ушей!

Вика: Без их разбитых сердец!

Ольга: Без их мольбы о пощаде!

Юля: Потому, что когда мы втроем…

Вика: Это святая троица…

Ольга: Женской мести!

Они громко смеются.

Юля: Теперь давай оправдывайся, почему столько лет не звонила ни мне, ни Ольге?

Вика становится серьезной.

Вика: Я не хотела вас подставлять.

Юля: Ты? Нас?

Каким образом?

Вика: Да самым простым.

Да, да, я влипла в очень неприятную историю.

Ольга: Какую еще историю?

Вика: Помните Михаила Абрамовича, моего фиктивного мужа, с которым я должна была выезжать в Америку?

Ольга: Конечно, помним.

Вика: Так вот, он оказался давно завербованным агентом ЦРУ.

А я то этого не знала.

Он должен был вылететь на три дня позже меня.

Но так и не вылетел.

Я была уже в Америке без копейки денег, когда узнала об этом.

И мне прицепом, как его жене, шили статью – измена Родине.

Ольга: Да ты что?

Вика: Вот тебе и что.

Слава богу родственников в Союзе у меня  не было.

А то бы копец.

Всех бы на тот момент повязали.

Только вы одни и остались.

Юля: А я не могла понять, что это к нам после твоего отъезда участковый с какими-то мужиками в штатском чуть ли не каждую неделю стал захаживать.

Издалека с вопросами о тебе подъезжал.

И к Ольке тоже.

Помнишь?

Ольга: Конечно, помню.

Но они про тебя ничего такого не говорили.

Вика: Понятно, не говорили.

Они что, дураки что ли?

Им знать надо было, где я и как.

Там тоже достать могут.

Теперь понятно, как я вас подставить могла?

(к Юле) Твой спорт нафиг бы накрылся .

Ты стала бы невыездная.

(к Оле) А ты бы сразу вылетела из своего секретного института.

Предателей родины и их пособников нигде не любят.

Ольга: Но ты ведь не предатель?

Вика: А кого это на тот момент волновало?

Им нужно было галочку поставить.

Юля: А как же сейчас ты прилетела и тебя не арестовывают?

Вика: А сейчас я жена богатого и влиятельного дипломата.

И фамилия моя не Петрова, а Лимбах.

И живу я не в Америке, а в Женеве.

Вот такие дела.

Так что, обижаться на меня не стоит.

Ольга: Ой, Вика, прости.

Мы ведь ничего не знали.

Ольга подходит к Вике и гладит ее по волосам.

Юля: Прости.

Вика: Да прощать мне вас не за что.

Если бы вы знали, как мне было тяжело и как хотелось вас увидеть, и все рассказать.

А сейчас увидела, и как будто не было этих пяти лет.

И рассказывать про мои мытарства совсем не хочется.

Ольга принюхивается. Вскакивает.

Оля: Ой, я же на кухне сковородку на огонь поставила и за разговором совсем  забыла.

Оля бежит на кухню, спотыкается  и чуть не падает.

Юля: Да не спеши ты так, убъешься!

Ольга: Без меня не говорите, я сейчас.

Юля: Я сегодня еще ничего не ела.

Ты, наверное, тоже голодная?

Вика: А что у вас есть?

Юля: Не знаю.

Ольга была на хозяйстве.

Маловероятно, что она питалась деликатесами.

Заходит растерянная Оля.

Ольга: Странно, сковородку я выключила.

Что же тогда сгорело?

Юля: Может, у соседей что-то? Странный запах…

Ольга: Запах горелого мяса. Ничего странного.

Все замолкают и принюхиваются.

Вика: А кушать действительно хочется. Девчонки!

А что, если нам закатиться в какой-нибудь роскошный ресторан?

Я приглашаю.

Юля: Обмыть нашу встречу!

Ольга: Напиться и пойти в разнос…

Вика: А мужики в нашей местности еще не перевились?

Юля: Этого добра у нас хоть завались.

Только выбирать не из кого. Мне кажется, что они все на одно лицо. Напыщенные, самовлюбленные, недоразвитые идиоты с липкими руками и тупыми глазами. Неинтересно. Надо было везти с собой.

Ольга: А если как раньше, помните?

Вика: Когда мы  устраивали легкий переполох?

Ольга: Точно, не забыла!

Вика: Разве такое забудешь?

Юля: Мы же бесились как сумасшедшие.

Вика: Почему как?

Мы и так сумасшедшие, только тщательно это скрываем.

Я за!

Ольга: И я за!

Юля: А вы думаете, я против?

Вика: Но ресторан все равно за мной. И самый дорогой.

Девушки, играя, начинают беситься, толкают друг друга, делают громче музыку, танцуют, смеются.

Вика: И так, кто будет первым?

Юля: Я считаю, Глеб.

Ольга: Почему Глеб?

Вика: А кто такой Глеб?

Юля: Глеб – это Ольгин ухажер.

Ухаживает пять лет и все не может разродиться.

Ольга: Юля!

Юля: Что Юля?

Я что, не права?

И ни я, ни Вика его до сих пор не видели.

Пришло время взглянуть.

Или ты против?

Ольга: Но он меня никогда такой не видел.

Я боюсь.

Юля: Вот и хорошо, увидит.

Может, хоть это на него подействует?

Ты же сама хотела.

Вика: Олька, нельзя отказывать подругам.

Ты ведь помнишь правила?

Да и нам просто интересно, кому ты посвятила лучшие годы своей жизни.

Ольга задумывается.

Ольга: А была, не была!

Вика: Молодец.

Юля: Один попался!

Вика: Кто будет следующий?

Юля: Я знаю.

Юля подходит к Вике и заглядывает ей в глаза.

Вика: Что ты на меня так смотришь?

Кого ты имеешь в виду?

Юля: Он до сих пор такой же.

Вика: Ну и кто же?

Юля: У него все по-старому.

Вика: Юля, не говори загадками.

Юля: Я понимаю, что состоятельной барышне нужно что-то экзотическое.

Вика чуть улыбается и отходит в сторону.

Юля: Андрей – Муха – свободный художник.

Как его не встречу, он все спрашивает о тебе.

Вика: Муха?

Юля: Не прикидывайся.

Я же знаю, что за эти пять лет, ты звонила только ему.

Вика: Я звонила?

Юля: Но из-за границы ему больше никто не мог звонить.

Вика вопросительно смотрит на Юлю.

Юля: Мы ведь думали, что ты в Америке, а звонили из Швейцарии.

Муха выяснил это у своего друга, который работает в  телефонной компании.

Звонили и молчали в трубку.

Теперь я понимаю, что это звонила ты.

Он узнал тебя по дыханию.

Вика: Хорошо, пусть будет Андрей.

А он действительно спрашивал обо мне?

Юля: Ну, ты даешь!

Я что, тебе когда-нибудь врала?

Вика: Нет.

Ольга: А кто же будет третьим?

Юля: Выбирайте!

Вика с Ольгой ходят вокруг Юли с озабоченным видом.

Вика: Ольга, давай что-нибудь неожиданное!

Ты знаешь ее кавалеров.

Ольга: Да она на второй день их отшивает.

Вика: И  много было?

Ольга: Не сосчитать. У нее такой тяжелый характер.

Вика: А как насчет этого певца?

Ольга: Она ему такое устроила...

Он пригласил ее на корриду.

А она захотела, что бы он выступил в роли тореадора.

Он с дуру согласился.

Его выступление закончилось в больнице.

Хорошо, хоть жив остался.

После этого случая у него на два месяца пропал голос.

Юля: Ну, не навсегда же?

Вика: Класс! Это по нашему.

Ольга: Может, пригласим дядю Васю, ее менеджера?

Юля: Не Васю, а Ваню.

Ольга: Да какая разница? Он на ней разбогател. Мечтает взять в жены.

Вика: Не интересно.

Да и он от нее зависит.

Ольга: А, может этого симпатягу хоккеиста?

Вика: В хоккей играют настоящие мужчины. Шайбу!Шайбу!

Трус не играет в хоккей!

Юля: Настоящий мужчина в последней игре получил удар в пах.

Да и у него сейчас кубок «Стенли».

Можно и его, конечно.

Но тогда мероприятие нужно переносить.

Вика: Ничего переносить не будем.

Она задумывается.

Вика: Я придумала.

(к Ольге) Говори три цифры.

Ольга: Пять, шесть, один.

Вика: (к Юле) Теперь ты две.

Юля: Ну, три, девять.

Вика: Оставшиеся наберу я.

Юля: И что дальше?

Вика: У нас возможны несколько комбинаций телефонных номеров.

Как только услышим мужской голос, который мне понравится, тут-то он и попался.

Это и есть третий.

Ольга: А что, классно придумала!

А то ей не угодишь.

Юля: Что тут классного?

Неизвестно кого.

Вика: Вот и познакомимся.

Юля: Ну, как знаете.

Я хочу есть!

Олька, у нас есть хоть что-нибудь?

Ольга: Обижаешь.

Конечно!

Пошли на кухню пожуем.

Вика: И сообщим выбранной троице, что они приглашены.

Ольга: Ой, девчонки, мне как-то не по себе.

Юля: Вам-то чего бояться?

Вика: Не скажи.

Столько лет прошло.

А без тренировки можно потерять форму.

Девушки уходят на кухню.

 

_________________________________

 

 

Александр у себя в квартире.

Александр: Когда они собираются вместе, возникает цепная реакция.

Последний раз они устраивали что-то подобное около пяти лет тому назад, перед самым отъездом Вики.

Они просто спускают тормоза.

Они пытаются возбудить в себе животный порыв страсти, который возможно остановить только …

Нет, они не сумасшедшие.

Они знают, что делают.

Они…

У Александра в кармане звонит мобильный телефон. Он замирает, медленно достает телефон. Телефон продолжает звонить.

Александр: Этот номер не знает никто.

Даже я.

Алло.

Вика: Алло, здравствуйте.

Александр: Здравствуйте.

Вика: Вы мужчина?

Александр: Да. Может, вы ошиблись номером?

Вика: Нет, я не ошиблась.

Я хочу вас спросить: Вы не очень старый?

Александр: Не очень. А в чем собственно дело?

Вика: Дело в том, что вы избранный.

Александр: Нет. Вы точно ошиблись номером.

Вика: Подождите, не кладите трубку.

Понимаете, это такая игра.

Александр: Не понимаю.

Вика: Мы угадали номер вашего телефона.

Александр: Ну и что из этого?

Вика: Сегодня вечером вы обязательно должны быть с нами.

Александр: С какой стати?

И вообще кто вы?

Девушка, я не люблю подобных шуток.

Попробуйте набрать какой-нибудь другой номер.

Я думаю, вам повезет.

Александр отключает телефон, садится на пол, чешет голову.

Александр: Ну, ничего себе.

Позвонили мне.

Этого просто не может быть.

У Александра опять звонит телефон. Он долго не берет трубку.  В комнату заходит Юля с телефоном в руке. Телефон продолжает звонить. Александр мечется по комнате, кутает телефон в платок, кладет в карман, прикрывает ладонями. Телефон продолжает звонить. В комнату заходит Вика. Она что-то жует.

Юля: Не берет трубку.

Вика: Перепугался дурачок.

Юля: Давай попробуем другой номер.

Вика: Давай.

Юля: Какой теперь?

Вика: Последние две цифры один, три.

Юля набирает номер. У Клоуна опять звонит телефон. Клоун дрожащей рукой вынимает телефон из кармана.

Александр: Алло?

Юля: Здравствуйте!

Клоун: Добрый день.

Юля: Вы женоненавистник?

Клоун: Нет.

Юля: Тогда просто выслушайте.

Клоун: А с кем я говорю?

Юля: Меня зовут Юля.

Мне двадцать четыре года.

Я достаточно симпатичная и образованная девушка.

Спортсменка.

А вы?

Клоун: Мне значительно больше лет.

Я не очень симпатичный.

И не спортсмен.

Юля: Вот и здорово.

Из кухни пританцовывая выходит Ольга.

Ольга: Кофе готов.

Пошли.

Вика прикладывает палец к губам. Ольга замолкает. Присаживается.

Юля: А имя у вас есть?

Клоун: Есть.

Юля: Так назовите его.

Клоун начинает  шарить по карманам. У него выпадают какие-то бумажки, наконец, достает паспорт, раскрывает, читает. Отрывается от чтения.

Клоун: Я не понимаю, зачем это вам?

Юля: Я же должна к вам как-то обращаться.

Ну, хорошо, не хотите говорить, и не надо.

Назовем вас…

Клоун: Александр.

Юля: Очень интересно.

А вы кто, Александр?

Клоун: Человек…

Юля: Я понимаю, что не автоответчик.

Вы еще или уже мужчина?

Клоун: Да.

Что вы имеете в виду?

Юля: То, что вам не безразличны женщины.

Клоун: Да…

А почему это вас интересует?

Юля: Александр, три красивые девушки хотят пригласить вас на необычную вечеринку.

Клоун: В качестве кого?

Юля: В качестве мужчины.

Клоун: Я вас не совсем понимаю.

Юля: Хорошо, я задам вам вопрос.

По-вашему, чем отличается мужчина от женщины?

Клоун: Вы имеете в виду физиологию?

Юля: И ее тоже.

Клоун: Возможностью деторождения.

Юля: Возможно, вы правы.

Но я имела в виду не это.

Хотя, и это немаловажно.

Чем они отличаются по сути?

Клоун: Вы меня разыгрываете?

Юля: Вовсе нет.

Представьте, женщины ищут мужчину, который может удовлетворить не только их тело, но и душу.

Клоун: Думаете, это возможно?

Юля: Надеюсь.

Так вы принимаете наше предложение?

Да или нет?

Одно слово.

Клоун что-то быстро записывает на бумажке.

Клоун: Пусть будет - да.

Юля кивает подругам.

Ольга: Ес!

Юля: Записывайте адрес.

Клоун: Да, я слушаю.

Юля: Ул. Садовая 3/8, квартира 8.

Ждем вас в шесть.

До встречи.

Клоун: До встречи.

Клоун отключает телефон, подходит к картине ,  смотрит на нее.

Юля: Попался.

Вика: Думаешь, придет?

Юля: А куда денется.

Ольга: Молодец, Юлька.

Как ты его…

Юля: А вдруг он урод, или извращенец?

Вика: Вечером посмотрим.

Ольга: Все остывает, пойдем.

Вика: Пойдем.

Они уходят. Клоун собирает свои бумажки, складывает в карман.

Клоун: Что это, случайность или закономерность?

Профессор. Он знал…

Так, где взять одежду?

В таком виде идти нельзя.

 

___________________________________________

 

 

В комнату заходят Ольга и Вика с чашками дымящегося кофе.

Вика: Хорошо то как…

Ольга: Вика, ты вернулась!

Ольга обнимает Вику.

Ольга: А кто твой муж?

Вика: Хороший человек.

Добрый, богатый, воспитанный, внимательный…

Ольга: Любит тебя?

Вика: Любит.

Ольга: А ты его?

Вика: Я ему благодарна за его любовь.

Ольга: Как это?

Вика: Благодарна и все.

И его и меня это устраивает.

А что тут странного?

Ольга: Да нет, ничего.

Просто интересно.

Я ведь тебя так давно не видела…

Соскучилась.

Вика: Я тоже.

Безумно.

 Входит Юля.

Юля: Итак, что же у нас будет происходить сегодня вечером?

Вика: Как что?

Охота на очеловеченных обезьян мужского пола с применением моральных и физических пыток. Мы должны удовлетворить свои потребности.

Ольга: С сексом или без?

Вика: Каждая решит сама.

Юля: Главное, чтоб они поняли, что мы их трахнули.

В комнате слышен непонятный звук. Ольга прислушивается.

Ольга: Девчонки, у меня какое-то странное чувство, будто нас кто-то слушает.

Юля: Может ты экстрасенс.

Ольга: Может быть.

Юля: Твои бы способности да в нужное русло…

Цены тебе бы не было.

Вика: Цена должна быть всегда и желательно высокая.

Юля: Вот и я ей говорю, держи марку, а она прилипла к своему обезяну…

Вика: Ну, сегодня мы с ним разберемся.

Ольга: Девочки, я что-то волнуюсь.

Юля: А чего волноваться, ты же уже все решила?

Последняя гастроль у твоего милого сегодня.

Ольга: И кем же мы будем?

Вика: Предлагай.

Юля: Инопланетянками мы уже были, львицами тоже.

Вика: Мы были акулами, змеями, птицами, деревьями…

Ольга: А давайте будем снегом,и они должны будут нас растопить.

Вика: Мы должны будем их заморозить?

Юля: Лучше отморозить кое-что…

Ольга: Какая ты жестокая.

Вика: Пусть остается как вариант.

Что еще?

Все думают.

Вика: А что если мы будем едой?

Мужчины ведь любят пожрать.

И возможности для маневра неограниченны.

Юля: Обмажемся вареньем, и они нас будут облизывать.

Ольга: А может, будем вампирами?

Юля: Хочешь кровушки напиться?

Вика: Вампиры как-то слишком смахивает на фильм ужасов.

Надоело.

Можно и по телеку посмотреть.

Юля: Придумала!

Мы будем судьями.

Вика: Мысль интересная.

Юля: А кто будет палачом?

Ольга: Только не я.

Юля: Зацелуешь своего мальчика до смерти.

Вика: Юля!

Юля: Видишь, как она за Глеба волнуется?

Хочешь, мы зацелуем?

Вика: Мне нравится.

Я согласна.

Ольга: А что, пусть будут судьи.

Слушайте, нам нужно подготовиться.

Я не знаю, что мне одеть?

Ольга начинает суетливо ходить по комнате.

Юля: А ты ничего не одевай.

Сразу будешь голой.

Вика: Юля перестань!

Она уже и так дрожит.

Пойдемте, выпьем коньяка.

Юля: Оль, я шучу.

А вы вообще понимаете, на что вы меня толкаете?

Нарушение режима!

Ольга: Главное не напиться…

 

Конец первой серии.

 

 

 

ВТОРАЯ СЕРИЯ.

 

Титр: Вечер того же дня.

В комнате в непонятных позах застыли Глеб, Муха, Ольга, Юля и Вика. Клоун ходит, держась руками за голову. На нем костюм желтого цвета, красная рубашка, светлые кроссовки «Адидас».

Клоун: Почему так болит голова?

Мне казалось, что я уже привык к боли.

Он начинает себя бить по голове, руками сдавливать ее, растирать и массировать.

Клоун: Наверное, подходит срок.

Возвращаться плохая примета.

Так.

Все.

Я должен взять себя в руки.

Он подходит к вешалке и три раза бьет в ладоши. Все оживает.

Глеб: …так сразу все и не расскажешь.

Вика: А нам все и не нужно.

Ольга: Пусть рассказывает все.

Юля: Он, наверное, просто боится.

Глеб: Хорошо, я попытаюсь.

Клоун подходит к Юле, касается ее плеча. Юля испуганно вскрикивает. Все разворачиваются и смотрят на неожиданно пришедшего гостя.

Вика: Вы, наверное, Александр?

Юля: Хух, как я испугалась!

Клоун: Дверь была открыта.

Я позвонил, никто не ответил.

Ольга: Вы Александр?

Клоун: Да.

Мне звонила Юля.

Мы договорились, что я приду в шесть.

Сейчас ровно шесть.

Ольга: Уже восемь.

Клоун смотрит на часы, слушает их.

Клоун: Идут.

С ними такое бывает.

Неужели уже восемь?

Муха: Без двух минут.

Юля: Проходите, Александр, располагайтесь.

Главное, что вы пришли.

Вы все поймете по ходу дела.

Мы вас слушаем Глеб.

Клоун осматривается. Он видит, что Глеб прикован наручниками к стулу. Муха что-то наигрывает на гитаре, следя взглядом за Викой. Вика держит в руках плетку. Ольга большим кухонным ножом отрезает кусочки яблока. В руках у Юли веревка с узлами на концах, похожая на удавку. Все девушки сексуально одеты и ярко накрашены.

Глеб: Все дело в том, что я действительно опасаюсь отношений с женщинами.

Я имею в виду серьезные отношения.

Романов было много.

Вика: Уточните сколько.

Глеб: Тринадцать, не считая легких увлечений.

Юля: Вы очень любвеобильный мальчик.

Глеб: Нет, я нормальный.

Но ни один из этих романов не продолжался более года.

А с Ольгой мы встречаемся целых пять.

Это действительно было пять самых счастливых лет моей жизни.

Вика: А ваша жена в курсе?

Юля: Или у вас несколько жен?

Глеб: Я все рассказал ей.

У меня одна жена.

Юля: Интересно, и когда же это произошло?

Глеб: Месяц тому назад.

Прошло две недели после нашего очередного расставания с Ольгой.

Наверное, это была критическая точка.

Я пытался бороться с собой.

Пытался не встречаться, не звонить, не думать.

Я мучился.

Меня все раздражало.

Я ненавидел себя, жену, друзей, знакомых, весь мир.

Даже детей.

Моих детей, которых я очень люблю.

После очередного милого разговора с женой я не выдержал и все ей рассказал.

Вика: А она?

Глеб: Слушайте, нельзя ли снять эти дурацкие наручники, рука занемела?

Юля: Это будет зависеть от вашей искренности.

Глеб: Она была в шоковом состоянии.

Юля: А она что, не догадывалась?

Глеб: Догадываться одно, узнать совсем другое.

Вика: Но после того, как все было рассказано, вы не расстались с ней.

Глеб: У нас дети.

Кроме того, столько лет прожитых вместе.

Она сказала, что не смотря ни на что, любит меня.

Юля: А как же Ольга?

Глеб: Я думал, что она найдет себе другого мужчину.

Лучше, чем я.

Юля: Да вы что?

Какое благородство!

Ну, просто бразильский сериал!

Вика: Почему тогда вы не даете ей покоя?

Глеб: Я не могу без нее.

Постоянно о ней думаю.

Просто болезнь какая-то.

Мозгами все понимаю, а сделать ничего не могу.

Юля: А за эти пять лет у вас были отношения с другими женщинами.

Глеб: Один раз.

Я был в командировке.

Мы с друзьями выпили.

В нашей кампании было несколько женщин, жаждущих секса.

Ну, в общем, все произошло само собой.

Ольга: Почему я узнаю об этом только сейчас?!

Глеб: Ты меня об этом не спрашивала.

Да и у меня воспоминания об этом случае вызывают только отвращение к самому себе.

Это была ошибка, которую я хотел скрыть.

Юля: А с женой за эти пять лет у вас что, не было секса?

Глеб: Это было выполнение супружеского долга.

И происходило достаточно редко.

Вика: Уточните периодичность.

Глеб задумывается.

Муха: Слушайте, может, устроим музыкальную паузу?

И выпить хочется.

Вика: Пусть скажет.

Глеб: Ну, раз в две недели или в месяц.

Ольга: Какая точность.

Вика: И как же это у вас происходило?

Глеб: Обыкновенно, как запланированная работа.

Юля: А с Ольгой?

Как часто вы были в сексуальных отношениях с Ольгой?

Ольга: Это тоже была работа?

Глеб: Значительно чаще.

Это не было работой.

Это была страсть.

Вика: Все пять лет?

Глеб: Да.

Юля: Скажите, Глеб, вы любите Ольгу?

Глеб: Люблю.

Вика: Почему же тогда вы выбираете работу?

Глеб: Моя проблема в том, что я не могу сделать выбор.

Мне не хочется, чтобы кому-то было плохо.

Вика: Но вы же понимаете, что плохо всем.

Глеб: Понимаю.

А вы меня понимаете?

Юля: А если бы вы узнали, что Ольга вам изменяла?

Глеб и Ольга пристально смотрят друг на друга.

Юля: Все может быть, даже если этого быть не может.

Глеб: Скажи, ты мне изменила?

Юля: А что, по-вашему, означает измена?

Глеб: Ответь мне, Ольга?

Юля: По-вашему измена это только физическая близость с другим мужчиной?

Вы в этом случае заблуждаетесь.

Измена для женщины – это состояние души.

Мы просто начинаем представлять себя с другими мужчинами.

Она пыталась искать вам замену, но, к сожалению, ей не хватило сил дойти до конца.

Она пока еще больна вами, но я думаю, это скоро пройдет.

Вика: (к Глебу) Мы понимаем вас частично.

Юля: Ольга вас даже жалеет.

Ольга: Я хотела тебе изменить.

Но если бы я это сделала, то изменила бы сама себе.

Юля: Сегодня здесь вы должны будете решить все окончательно и бесповоротно.

Вика: У вас есть еще немного времени, чтобы подумать.

Юля: Если же вы не решите, то мы решим это за вас.

Вика: Таковы условия игры.

Юля подходит к Глебу и снимает с него наручники. Глеб потирает руки.

Муха: Давайте выпьем.

Все: Давайте. Выпьем.

Юля: (к Клоуну) Коньяк.

Не возражаете, Александр?

Клоун: Мне нельзя.

Юля: Болеете или  будете буянить?

Клоун: Запретили врачи. Если можно, воды.

Муха разливает коньяк, все берут рюмки. У Клоуна в рюмке вода.

Муха: За то, чтобы все хорошо закончилось.

Все чокаются, выпивают.

Вика: Кто-то обещал музыкальную паузу.

Дамы приглашают кавалеров.

Муха берет гитару. Он играет и поет малоизвестную песню. Юля приглашает на танец Клоуна, Ольга - Глеба.

Юля: (к Клоуну) Я приглашаю вас, Александр.

Клоун и Юля идут танцевать.

Юля: А вы кто по профессии?

Клоун: Математик.

Юля: Придумываете формулы?

Клоун: Пытался.

Юля: Что значит пытался?

Клоун: Я пытался вывести формулу смеха.

Юля: Ну и как, получилось?

Клоун: Отчасти.

Юля: Как это?

Клоун: Надо мной часто смеялись.

Юля: Так формула существует?

Клоун: Да, но она не всегда работает.

Юля: От чего же это зависит?

Клоун: От всего.

Юля: Например?

Клоун: Например, от содержания в воздухе лунных или солнечных бактерий.

Юля: А такие существуют?

Клоун: Точно сказать не могу, но думаю, да.

Юля улыбается.

Юля: Испытываете на мне формулу смеха?

Клоун: Нет, я с вами танцую.

Вика сидит на стуле, слушает песню. Во время танца Ольга и Глеб что-то шепчут друг другу на ухо. Ольга резко отталкивает Глеба от себя.

Ольга: Все, хватит!

Я устала слушать одно и то же.

Я больше не хочу иметь с тобой никаких отношений.

Муха прекращает играть.

Вика: Ты решила окончательно?

Ольга: Да!

Юля: Вот и здорово!

Одна проблема решена.

Интересно, что он тебе сказал?

Ольга: Все то же.

Вика: Глеб, решение принято.

Глеб: Я вообще не понимаю, что происходит.

Почему я должен с кем-то обсуждать свою личную жизнь?

Вика: Но ведь вы приняли условия игры.

Вас предупреждали.

Глеб: Я думал, что это шутка.

Юля: А тебе не кажется, что ты просто мудак?

Глеб: Прошу без оскорблений!

Вика: Вы можете уйти.

Глеб: Нет, я уж останусь.

Интересно, чем этот балаган закончится.

Клоун: Тебя скоро убьют.

Все внимательно смотрят на Клоуна.

Глеб: Не смешно.

И вообще, кто это?

И с чего же ты взял, что меня убьют?

Клоун: Я расскажу позже, если никто не будет против.

Вика: Александр, нам всем интересно.

Клоун: Я прошу вас, продолжайте.

Юля: Неожиданное заявление, Александр.

Вика: Хорошо, продолжаем.

Для того, чтобы вам было понятно, Александр, мы играем в детскую игру, которая называется «Суд присяжных».

Клоун: Я знаю.

Но это далеко не детская игра.

Юля: Откуда же вы знаете, во что мы играем?

Вы ведь пришли позже.

Глеб: Он, наверное, стоял под дверью и слушал.

Клоун: Нет.

Я  был в другом месте.

Я прошу вас, не отвлекайтесь.

Глеб: Больные на голову.

Ну-ну.

Вика: Вы нас заинтриговали, Александр.

Хорошо.

Продолжим.

Кто будет следующий?

Муха: Давайте я!

Юля: Андрей – Муха – свободный художник.

Муха встает, делает поклон, садится. Юля подходит к нему, набрасывает удавку на шею.

Юля: Скажи, Муха, зачем ты живешь?

Муха закашливается. Юля ослабляет удавку.

Муха: А без этой веревки нельзя?

Что у вас за зверские методы общения?

Ольга: Можно, но так интересней.

Ближе к реальности.

Муха: Мне отвечать?

Вика: Если есть что.

Муха: Я живу, чтобы вкусно поесть, встретить новый год и на месяц летом съездить на море.

Ольга: Как все просто.

Муха: А зачем усложнять?

Вика: Ты любил кого-нибудь?

Муха: Да.

Тебя.

Однажды мы были совсем близко.

Перед твоим отъездом.

На тот момент мне казалось, что ты тоже любила меня.

Вика: А сейчас?

Муха: Сейчас я не знаю.

Мне кажется, что ты совсем другая.

Ольга: Она что, сильно изменилась?

Муха: Нет, она такая же красивая, как и раньше. Но…

Юля: Скажи, ты все это время ждал Вику?

Муха: Да.

Ольга: И у тебя никого не было?

Муха: Были.

Но вот любви не было.

Голый секс.

Юля: А что такое любовь?

Муха задумывается.

Муха: Это обмен заряженными частичками, которые могут отторгаться или всасываться организмами мужчины и женщины, превращая, или не превращая их в зависимых друг от друга людей.

Юля: И чем же отличается любовь от секса?

Муха: Любить можно на расстоянии.

На достаточно большом расстоянии.

Секс на расстоянии невозможен.

Секс по телефону, по интернету это обыкновенный ананизм.

Вика: Скажи, если я предложу тебе просто секс, ты согласишься?

Муха: Да.

Вика: Почему?

Ведь это будет просто секс.

Муха: По тому, что я буду представлять себе это в виде любви.

Мужчины так устроены.

Впрочем, женщины тоже.

Люди часто представляют себе то, чего нет на самом деле.

Иллюзия.

Вика: Ты хочешь, чтобы я разделась сейчас перед тобой?

Муха: Нет, я хочу, чтобы ты это сделала, когда мы останемся вдвоем.

Вика: А если я хочу это сделать для тебя при всех?

Муха: Я не могу тебе это запретить.

Вика: Ты сможешь вступить со мной в сексуальные отношения при всех присутствующих?

Муха: Мне бы этого не хотелось делать.

Но если ты попросишь, я попробую.

Юля: Ты должен сказать да или нет.

У тебя еще есть время подумать.

Иначе мы решим за тебя.

Глеб: Дурдом!

Муха, соглашайся!

Трахни ее, она уже созрела.

Вика хватает плетку и наотмашь начинает бить Глеба. Глеб падает, Вика продолжает бить.

Глеб: С ума сошла что ли?

Сука!

Прекрати!

А-а-а…

Юля отпускает Муху и бросается помогать Вике. Ольга хватает наручники. Они скручивают Глеба, надевают наручники, садят его на стул.

Глеб: А-а-а…

Помогите!

Что вы смотрите, мужики?

Юля: Давайте снимем ему штаны и разрисуем его задницу фашистскими крестами!

Вика: Сволочь!

Ты нарушил правила!

Ты оскорбил суд!

Юлька, неси пластырь, заклеим ему рот!

Глеб замолкает, испуганно смотрит на девушек. Юля убегает ,  возвращается с пластырем.

Ольга: Ты оскорбил мою подругу!

Глеб: И ты с ними за одно.

Да она сама этого хотела!

Ольга: Ты подлец.

Как я заблуждалась!

Значит, ты и меня просто трахал?

Юля начинает отдирать пластырь. Вика расстегивает ремень и несколько пуговиц на штанах. Глеб извивается не в силах что-либо сделать. Он перепуган не на шутку. Муха берет гитару и начинает спокойно что-то наигрывать. Клоун в задумчивости прохаживается по комнате.

Глеб: Ну, ладно, ладно.

Я буду молчать.

Прошу вас, прекратите.

Я извиняюсь.

Не нужно.

Пожалуйста…

Вика: Боишься, гад!

Глеб: Все, все.

Я извиняюсь.

Ольга, ну скажи им!

Вика: Ольга, дадим ему шанс?

Ольга отходит в сторону.

Юля: (к Глебу) Тебе повезло.

Но если ты скажешь еще хоть одно грубое слово…

Вика: То мы отрежем кое-что.

Юля: И засунем тебе в задницу, понял?

Глеб: Ничего резать не надо?

Я все осознал.

Молчу.

Буду нем как рыба.

Одна просьба – позвольте застегнуть штаны и освободите меня от этих дурацких наручников.

Вика: Ты останешься в наручниках.

Ольга, застегни ему штаны.

Юля: И сиди смирно.

Ольга подходит к Глебу, застегивает штаны, снимает ремень, стягивает им ноги Глеба, отпускает ему пощечину, отходит. Глеб молчит, сжав губы.

Муха: Девчонки, а это не слишком жестоко?

Ольга: Ничего потерпит, сам напросился.

Юля: А столько лет морочить ей мозги – это не жестоко?

Вика: Хватит о нем.

Давайте продолжим.

Пришло ваше время, Александр.

Клоун резко останавливается. Все действующие лица замирают, как будто остановился кадр в фильме.

Клоун: Жизнь прекрасна во всех ее проявлениях.

Но почему, когда приходит мое время, все останавливается?

 

__________________________

 

Больница. В операционной медперсонал раскладывает инструменты.

 

__________________________

 

Клоун сжимает свою голову.

Клоун: Наверное, у меня что-то с часами.

Они начинают давать сбой.

А хороших часовых мастеров не осталось. Быть может только профессор…

Все остальные на базаре, торгуют временем.

Клоун подходит к каждому из присутствующих.

Клоун: Странно, каждому из них отмерян какой-то определенный отрезок времени…

А им кажется, что их время бесконечно.

Время нельзя купить.

Как нельзя купить счастье.

Клоун возвращается на то место, где его время остановилось, становится в ту же позу, но ничего не происходит. Тогда он ладошками заводит на своих висках часы. Слышен щелчок. Все оживает.

Юля: Вы должны будете говорить правду, только правду.

Клоун: Да.

Вика: Вы нас заинтриговали, Александр.

Юля: Расскажите о себе.

Клоун: Я думаю, это будет не интересно.

Формулы, формулы и еще раз формулы.

Ольга: А как же все остальное?

Любовь?

Чувства?

Клоун: К сожалению, я не смог вывести формулу любви.

Вика: Но пытались?

Клоун: Да.

Ольга: Зачем?

Клоун: Для того, чтобы понять.

Юля: Понять что?

Клоун: Понять себя.

Вика: Вы уходите от ответа.

Клоун: Нет.

Вика: Вы любили женщину?

Клоун: Да. Я люблю Юлю.

Юля: Меня?

Вика: Интересно.

Все внимательно смотрят на Клоуна.

Вика: Когда же вы успели ее полюбить?

Клоун: Сегодня.

Когда мы разговаривали по телефону.

Ольга: Но вы ведь ее даже не видели?

Клоун: Я наблюдал за ней девяносто семь минут четырнадцать секунд.

Юля: Слушайте, Александр, прекратите нас разыгрывать.

Я вас вижу в первый раз.

Вика: Вы ее поклонник?

Клоун: Нет.

Ольга: Болельщик?

Клоун: Нет.

Вика: А-а-а, я кажется, догадалась.

Вы папараци! Фотограф!

Клоун: Нет, я ее мужчина.

Она пригласила меня на танец.

Вика: Могу вас разочаровать.

Это, к сожалению, ничего не значит.

Клоун: Пусть скажет она.

Юля: Что я должна сказать?

Клоун: Вы первый раз пригласили на танец мужчину?

Юля задумывается.

Юля: Возможно.

Ольга подходит к Юле.

Ольга: Ты что, действительно никого никогда не приглашала?

Юля: Ну и что?

Бред какой-то.

Это произошло случайно.

Клоун: А любовь и есть случайность.

Формулу любви вывести невозможно.

Юля: При чем здесь формулы?

Вика: Ну, вот видите, она вас не любит.

Клоун: Она просто не успела еще это осознать.

Вика: Вам сколько лет, Александр?

Клоун: Много.

Но возраст в данном случае – самое незначительное составляющая.

Муха: Тут я с ним согласен, но только  в отношении мужчин.

Представьте, идет по улице выпивший мужчина пятидесяти лет.

Лысый, маленький, с пузом, рубашка расстегнута, зубы золотые.

Идет, поет песню и кайфует.

Ольга: Ну и что?

Муха: А представьте на его месте женщину в таком же виде и с такими же данными?

Глеб: Кошмар!

Молчу, молчу.

Муха: У женщин сумасшедшие комплексы, связанные с возрастом и внешним видом.

Любовь зла, полюбишь и козла.

Не говорят же козу.

А костюмчик, я вам скажу, Александр, у вас симпатичный.

Клоун: Спасибо.

Но это не мой костюм.

Я взял его на прокат.

Юля: Зря я вас пригласила на танец.

Клоун: А по другому быть не могло.

Иначе я бы не пришел.

Я составил ваши слова, сказанные мне по телефону, в формулу и результат был заранее известен.

Ольга: Как это заранее известен?

Клоун: Да очень просто.

Слова имеют значения, которые можно вводить в формулы, выводить закономерность и  получать результат.

Например, определенный набор слов и может произойти война.

Вика: И как же называется ваша теория.

Клоун: Она пока не имеет названия.

Но посвятить ее я хотел бы своей любимой.

Клоун смотрит на Юлю.

Юля: Вы сумасшедший?

Клоун: Немножко.

Хотя степень таланта, гениальности или умалишенности у каждого человека меняется так быстро, что точную величину определить практически невозможно.

Глеб: Может, вы меня отстегнете?

Все затекло.

Вика берет ключ от наручников, подходит к Глебу, освобождает его. Глеб распутывает от ремня ноги, встает просовывает в штаны ремень.

Глеб: Александр, вы сказали, что меня скоро убьют.

Клоун: Извините, я не должен был вам этого говорить.

Глеб: Я не понял, вы что серьезно?

Вика: И как же вы это определили?

Клоун: Вывести формулу смерти было не так уж сложно.

До сих пор я не ошибался.

Вам, Глеб, нужно надеяться лишь на то, что в любых правилах бывают исключения.

Глеб: Ну, денек!

Глеб задумывается, садится.

Вика: Александр, мы ничего не знаем о вас. Вы согласились принять правила нашей игры?

Клоун: Да.

Вика: Так будьте мужчиной, держите слово. Мы должны знать кто вы?

Клоун: Вы задаете вопрос, который мучает меня всю мою жизнь.

               Кто я?

               Возможно я человек, который устал.

Вика: Нам непонятно, говорите яснее.

Клоун: Я попытаюсь.

               В семь лет, 161 день, 30 часов, 42 минуты , 18 секунд с момента моего рождения, я остался один. Окончил школу, институт, получил специальность, работал. Ничего особенного…до того момента, пока я не заболел. Это странная болезнь, пока у нее нет названия. Я начал считать. Я могу посчитать все, что с вами было и будет.

Ольга: Как это?

Вика: Хорошо, допустим, мы вам поверили.

А что вы можете сказать обо мне?

Клоун: Из прошлого?

Вика: Будущее проверить в данный момент невозможно.

Давайте из прошлого.

Клоун: Называйте дату или период времени.

Вика: Ну, допустим, что со мной происходило ровно четыре года тому назад?

Клоун смотрит на часы. Потом на Вику.

Клоун: Четыре года тому назад вы лежали в одной постели с нелюбимым мужчиной.

Его имя- Стив.

Он был вашим…

Вика вздрогнула, встала.

Ольга: Кем, кем?

Клоун: Мне продолжать?

Вика: Предположим. И что по-вашему было дальше?

Клоун: В тот вечер он избил вас. Вы отказались от работы, которая могла принести ему полторы тысячи долларов. Он хотел, чтобы вы удовлетворили потребности сразу трех мужчин одновременно. Вам было очень больно. Видя ваши слезы, он возбуждался. Вы плакали, а он…он получал удовольствие. Именно тогда вы все решили. Вы согласились. Вы убили своих клиентов очень жестоко. Об этом писали в местных газетах. Но главной вашей целью был Стив. Вы считали, что просто смерть – для него слишком легкий исход…

Вика: Хватит!

Ольга: Он что, угадал?

Вика дрожащей рукой достала сигарету, закурила. Все остальные напряженно смотрят на Александра.

Юля: Расскажите что-нибудь обо мне.

Муха: Послушайте, может не стоит?

Давайте лучше выпьем!

Юля: Выпьем, но пусть расскажет.

Вика подходит к столу, разливает коньяк.

Клоун: Извините, я пить  не буду.

Муха: А мы выпьем.

Вика и Муха выпивают. Остальные напряженно смотрят на Клоуна.

Клоун: Мне будет проще рассказывать, если вы, Юля, будете танцевать.

Юля: Танцевать?

Клоун: Ну, можете просто двигаться под музыку, если хотите без нее.

Юля: Послушайте, Александр, я не знаю, чего вы добиваетесь, но я не собираюсь исполнять ваши желания.

У нас своя игра, и каждый, кто здесь находится, согласился принять правила.

Не пытайтесь нам все испортить.

Клоун: Я всего лишь отвечаю на ваши вопросы.

И вовсе не нарушаю правила.

Юля задумывается.

Юля: Я танцевать не буду.

Клоун: В этом случае могут быть небольшие неточности. Начало вашей жизни было легким и беззаботным.

С самого детства вы были окружены вниманием особ мужского пола.

Первое объяснение в любви вам сделал мальчик Игорь в детском садике.

Первый раз вы поцеловались во втором классе .

Его звали Сева.

Подруги в школе завидовали вам.

Вас всегда выбирали королевой на школьных праздниках, и вы к этому привыкли.

Ваша мама со второго класса отдала вас на теннис.

Там картина была приблизительно та же.

За вами ухаживали, уделяли много внимания, влюблялись.

Когда вы были в четвертом классе, вашу семью оставил отец.

Вы тяжело переживали его уход.

Вы очень его любили.

Он был для вас единственным настоящим мужчиной, который понимал, защищал и очень любил вас.

Юля: Это слишком просто.

Все, что вы сейчас рассказали, можно было легко узнать у моих знакомых или просто расспросить соседей.

Клоун: Я этого не делал.

Вы бы не стали рассказывать кому-либо о том, как вместо занятий в школе вы часто ездили к тому месту, где с другой женщиной жил ваш отец.

Из подъезда напротив вы наблюдали в запыленное окно, как он уходил на работу.

В свой день рождения, ему исполнилось 39, он нашел рядом с дверью  подарок – вашу любимую игрушку – грустного Клоуна с нарисованной улыбкой, чем-то похожего на меня…

Юля: Стоп!

Вы знали моего отца?

Клоун: Нет.

Юля: Продолжайте.

Клоун: Вы уверены, что это необходимо знать всем присутствующим?

Юля: Вы знаете, где он сейчас?

Клоун: Да.

Юля: Где?

Клоун: Он уехал в маленький городок на море. Сразу после похорон жены и вашего не родившегося брата. Она была беременна. Ваш отец до сих пор не может себе простить, что не оказался рядом в тот момент, когда его жена споткнулась. Водитель грузовика не успел затормозить.

Клоун внимательно смотрит на Юлю.

Юля: Это полный идиотизм!

Ольга: Что вообще происходит?

Вика: Я тоже ничего не понимаю.

Юля: Вы хотите сказать, что я виновата в ее смерти?

Клоун: Вы отказались танцевать. Я предупреждал, что возможны неточности. Единственное, что я знаю – вы желали ее смерти и были совсем близко от того места, где произошла трагедия…

Юля: Остановитесь!

Клоун останавливается, замолкает. Все напряженно смотрят на Клоуна.

Вика: Игра принимает совсем неприятный оборот.

И вы пришли сюда не случайно.

Клоун: Меня пригласила Юля.

Но это была ваша идея, Вика, пригласить наугад по названным цифрам мужчину для Юли. Цифры совпали, моей вины здесь нет.

Юля: При чем здесь цифры?

Клоун: Они запомнили недостающие места в формуле и она начала работать.

Вика: Допустим, существует какая-то формула. Допустим, что с ее помощью вы можете что-то посчитать. Но как вы могли узнать имена и события, которые происходили в разных местах с разными людьми?

Клоун: У меня это происходит так же, как вы можете видеть и слышать. У меня редкая болезнь мозга.

Вика: Вы врете! Я вам не верю.

Клоун: Разве я сказал вам неправду?

Вика: Да, вы несли полную ерунду, бред!

Клоун: Пусть будет так.

Глеб: Мужик, ты больной! Тебе нужно лечиться! Ходишь, пугаешь людей, за это и схлопотать можно.

Муха: Слушайте, а мне интересно. Алексадр, скажите, что ждет нас впереди?

Клоун: Могу сказать точно, мы все умрем.

Глеб: Слушай, это ясно и без тебя. Ответь конкретно.

Клоун: Каждый раз, когда я говорил о будущем, я делал людей несчастными.

Глеб: Ты сказал, что меня скоро убьют. Скажи, ты пошутил?

Клоун: Нет.

Глеб: Придурок, если ты соврал, то…

Юля: Он говорит правду.

               Я толкнула Веронику под машину.

Все удивленно смотрят на Юлю.

Юля: (к Вике) Я уверенна, он рассказал правду и про тебя.

Вика: Что с тобой, дорогая? Ты решила идти на поводу у этого сумасшедшего?

Юля: Мы оказались в неравных условиях. Пусть расскажет про остальных.

Ольга: Он больной! Я не хочу, чтобы обо мне говорил сумасшедший.

Юля: А может, ты боишься?

Ольга: Я? Я просто не хочу!

Глеб: Теперь уже мне интересно.

Ольга: Нет!

Глеб: Значит ты поверила в то, что он тут городил?

Ольга подходит к комоду, достает пистолет, направляет в Клоуна.

Ольга: Если ты скажешь про меня хоть слово, я выстрелю.

Юля: Откуда у тебя пистолет?

Ольга: Он должен уйти.

Клоун: Мне действительно пора идти. Опустите пистолет, Ольга. Вы слишком хороший стрелок, чтобы промахнуться. Я умру не от вашей пули. Если же вы захотите изменить формулу, то вам придется убить и всех остальных, чтобы сохранить тайну. Я не хочу, чтоб из-за меня кто-либо пострадал. Я ничего никому не скажу. Обещаю.

Ольга опускает пистолет, медленно садится на стул.

Клоун: Жизнь приятна во всех проявлениях, но только тогда, когда не знаешь, что будет дальше. Иначе все теряет смысл.  К сожалению, я знаю, что будет дальше. Я потерял смысл.

               Формула счастья очень проста. Она состоит из цепочки случайностей.

Муха: Александр, вы ничего не рассказали обо мне.

Клоун: Вот и хорошо. У вас есть ваше прошлое, будущее и часы, которые секунда за секундой через мгновения переводят будущее в настоящее, а затем в прошлое.

               У меня барахлят часы. Мне нужно к мастеру. Профессор ждет меня.

Юля: У меня такое ощущение, что я, вернее мы все, кроме вас, Александр, голые. Как в порно - фильме.

Клоун: За любыми рамками приличия очень часто скрывается порнография. Все этим занимаются, но тщательно скрывают. Хотя сексуальные игры – самый маленький грех, который могут позволить себе люди. Но можно ли считать грехом то, что естественно, что может приносить удовольствие и давать начало новой жизни. В природе только люди так тщательно прячут свою близость.

               Порнография рождается здесь. (Клоун касается головы) - это поступки, за которые стыдно. Когда извращения выдаются за норму и наоборот. Все болезни человечества в головах.

               Власть, деньги законы, которые служат одним и унижают других. Все это придумали люди, забыв свое предназначение. Люди слишком больны собой, а счастье где-то рядом, стоит только внимательно посмотреть.

               Я сам устал от себя. Мне нужна операция, исход которой, к сожалению, я знаю. Но хочу надеяться на исключение в правилах. Может мне повезет.

               Я действительно пришел сюда не случайно. В этой квартире прошло мое детство. Тогда я был нормальным. Мы жили здесь с мамой. Это были самые счастливые дни моей жизни.

Извините, кажется, я испортил вам вечер.

Глеб: Слушай, я не хочу умирать. Скажи, что мне сделать…?

Клоун: Попробуй остановить часы.

Клоун улыбнулся, взглянул на Юлю, развернулся и ушел.

Глеб снял с руки часы, бросил их на пол и несколько раз ударил по ним ногой. Стекло на часах треснуло, стрелки остановились.

Прозвучал выстрел.

На лице Глеба отразилась боль.

Глеб: Ты?!

Ольга держала в руке пистолет. Тело Глеба обмякло. Он бездыханно упал на пол рядом с часами.

Ольга: Вы всегда считали меня дурочкой.

               Вы заблуждались. Но убивать вас я не буду. Глеб заслужил смерть. Я его любила, но он оказался слишком слабым. Чтобы быть со мной рядом в этой жизни.

               Вы никогда не узнаете мои тайны.

Прощайте.

Ольга направила пистолет себе в сердце. Прозвучал выстрел.

На лице Ольги светилась улыбка.

 

_______________________

 

Больница. Операционная. На операционном столе лежит Александр. Заканчивается операция. В операционной Зиновьев, Потапенко, Радченко, три медсестры.

Зиновьев: Хух.

                   Все прошло удачно.

Потапенко: Давление и пульс в норме.

Все хлопают.

Зиновьев: Делайте перевязку. Я пойду принесу что-нибудь выпить.

Профессор выходит из операционной, снимает перчатки. За ним выходят Краснов и Радченко. Им помогают раздеться медсестры. Профессор направляется в свой кабинет.

Краснов: Зиновьев – волшебник.

Радченко: Да.

               Нам еще учиться и учиться.

               Пойдем ко мне, перекурим.

 

__________________________

 

На лице у Александра полное спокойствие. Медсестры делают перевязку.

__________________________

 

Краснов и Радченко заходят в кабинет, присаживаются, закуривают, включают телевизор.

Краснов: Твои предположения, каков будет конечный результат?

Радченко: Многое будет зависеть от реабилитационного периода. Жить будет. Дай Бог, чтобы не как овощ.

Краснов: Он хотел избавиться от своих видений.

Радченко: Зиновьев сделал все возможное. Но сам понимаешь…с таким диагнозом мы столкнулись впервые.

Краснов: Если все, что о нем говорили правда, то я не понимаю, зачем ему понадобилось идти на такой риск.

Радченко: Хотел стать обыкновенным человеком.  Считал, что именно в этом его счастье.

               Стоп. Он мне оставил какой-то пакет.

Краснов: А где он?

Радченко открыл стол, достал пакет, развернул его, вынул потрепанную тетрадь Александра, стал пролистывать. Краснов сел рядом.

Краснов: Сегодня двадцать второе.

Радченко: Да, месяц и год совпадает.

               Читаем: «Операция закончилась. Профессор сказал, что все прошло удачно. Мое давление и пульс в порядке. Все хлопают. Профессор пошел принести что-то выпить. Краснов и Радченко курят в кабинете. Они сомневаются в конечном результате. Меня тоже мучают сомнения.

Да, я действительно устал. И во что бы то ни стало хотел быть обыкновенным человеком, но к сожалению знаю, что это у меня не получилось.

Вы открыли мой дневник и читаете то, что происходит 22-го. Увеличьте громкость телевизора. Это важно. Сейчас будут говорить о катастрофе, которая произошла 56 минут тому назад.»

Краснов и Радченко  переглянулись. Краснов взял пульт и сделал громче. Голос диктора сообщал:

Диктор: Эта трагедия произошла час тому назад…

В комнату с бутылкой коньяка зашел профессор Зиновьев.

Диктор: Взрыв был настолько сильным, что общее количество погибших может составить не одну тысячу человек. Прокомментировать последствия произошедшего из официальных лиц пока не берется никто.

Диктор на секунду отвлекся, приложив руку к наушнику.

Диктор: Мне сообщили, что вчера в редакцию нашей программы несколько раз звонил неизвестный мужчина. Он предупреждал об опасности взрыва. Его имя Александр.

               Если кто-нибудь что-то знает о звонившем, просим немедленно сообщить нам в редакцию. На экране вы видите номера телефонов.

__________________________

 

Зиновьев, Краснов и Радченко бегут по коридору больницы. Они распахивают дверь реанимации, сталкиваются в дверях с Потапенко. На том месте, где должен лежать Александр, никого нет. Все реанимационные приборы продолжают работать.

Зиновьев: Где он?

Потапенко: Кто?

Она оборачивается. Все, широко раскрыв глаза, смотрят на пустое место.

Потапенко: Этого не может быть!

___________________________

 

Юля лежит в постели. Включает ночник. Берет телефон, набирает номер.

___________________________

 

По проезжей части идет Александр. У него в кармане звонит телефон. Голова его обмотана бинтами. Он роняет и подбирает бумажки. Что-то записывает. Прямо на него едет большой грузовой автомобиль. Александр не обращает на него никакого внимания. Автомобиль проезжает сквозь него. Александр продолжает идти.

Александр: Сто двадцать четыре миллиона в кубе…дробь альфа умноженная на косинус…триста пятнадцать…скобки закрываем…плюс тридцать три тысячи восемьсот двенадцать…минус девятьсот двадцать шесть…

Александр продолжает бубнить себе под нос. Телефон продолжает звонить. Александр достает его, подносит к уху.

Александр: Алло?

 

 

 

 

На титрах:

 

Радченко в своем кабинете делает пометки в дневнике.

Радченко: В тот день, когда Александру была сделана операция, в автомобильной катастрофе погибла дочь профессора Зиновьева со своим мужем.  Профессор прекратил заниматься медицинской практикой. Он решил, что ему лучше выращивать цветы, что он и делает сейчас на даче со своим единственным внуком. Медицина  потеряла великого нейрохирурга. Недавно я заезжал к нему. Мне показалось, что он счастлив. Дневник Александра у нас изъяли органы госбезопасности. Мы все дали подписку о неразглашении государственной тайны, поэтому развивать эту тему я не просто имею права.

В дверь постучали. Радченко спрятал дневник в стол.

Радченко: Марина, заходи!

Зашла Марина. Села на колени Радченко.

Марина: Мне показалось, что ты с кем-то разговариваешь.

Радченко: Показалось.

Они целуются. Радченко расстегивает на Марине халат.

Звонит телефон. Марина неохотно встает. Радченко берет трубку.

Радченко: Слушаю вас.

У Радченко меняется выражение лица.

Радченко: Вы ошиблись номером.

               Это больница!

               Девушка, я в такие игры не играю!

 

 

КОНЕЦ ФИЛЬМА.

 

 

Tags: